Бургомистр по контракту

Опубликовано 06.10.2016, автор .
Комментариев / просмотров: / 691

Первое после летних каникул заседание Городской думы началось с изменения устава города. Внеся ряд технических поправок, депутаты объявили публичные слушания по более серьёзному вопросу: о ликвидации «двуглавости» местной власти.

В мировоззрение русского человека за века крепко вколочен один непреложный догмат: главный на территории может быть только один. В городе – бургомистр, в губернии – губернатор, в России – царь. Когда претензии на «главность» начитают заявлять несколько облечённых или самооблечённых властью фигур, ситуация быстро превращается в то, что в отечественной истории получило название «смута».

Изменение экономической формации и переориентация государства на социалистический путь развития не повлияли на суть отношений. Поменялись только ярлыки – появились председатели исполкомов разных уровней.

Следующая смена вывесок произошла после вычищения коммунистической идеологии из законодательства. На смену секретарям исполкомов пришли безликие главы администраций, в основной массе существующие и по сей день.

За время существования Российской Федерации в нынешнем виде национальное законодательство о местном самоуправлении претерпело бессчётное количество изменений. Можно сказать, что оно постоянно находится в состоянии перманентного реформирования, что Саров ощутил и ощущает на себе сильнее многих.

С начала 90-х и до 2005 года в городе действовала стандартная схема устройства местной власти. Она включала в себя Городскую думу, администрацию и главу местного самоуправления, он же – глава администрации. И депутаты городской думы, и глава местного самоуправления (сокращённо – ГМС) избирались населением на прямых выборах.

Историография вопроса такова, что на текущий момент единственным ГМС Сарова, избиравшимся населением, был и остаётся Геннадий Закирович Каратаев. Последние всенародные выборы ГМС проходили в 2000-м году, одновременно с выборами депутатов Городской думы третьего созыва. Именно дума третьего созыва более чем на 10 лет похоронила традиционную модель местной власти и ввела «двуглавость».

Мы не будем рассуждать о причинах, побудивших депутатов сделать этот шаг. Понятна только его цель: свалить Каратаева. Очевидно, что в тех условиях победить его в конкурентной выборной борьбе казалось делом практически не выполнимым. А изменить устав, ликвидировав всенародные выборы главы, было под силу – для этого нужно было лишь 23 голоса из 34.

И эти 23 голоса нашлись: председатель Городской думы 4-го созыва уже назывался главой города. Им стал Александр Орлов, секретарь горкома «Единой России», избранный депутатом гордумы по 4-му округу. Руководить администрацией стал называющийся её главой муниципальный служащий, назначенный гордумой по контракту. Им стал бывший председатель правления «Саровбизнесбанка» Валерий Димитров. Именно тогда в саровских СМИ появился термин «сити-менеджер».

Вряд ли архитекторы этой модели просчитывали направление вектора дальнейшей эволюции саровской власти. На тот момент решалась текущая задача – забрать власть из рук Каратаева. И она была решена к восторгу пула заинтересованных политических сил: отдельных представителей градообразующего предприятия, бизнеса и партии власти. Затем последовала реализация пакета договорённостей, в соответствии с которым распределились должности в думе, администрации и сферы городской экономики.

Но выбранная модель оказалась крайне неустойчивой, поскольку не выполнялся озвученный в начале статьи главный принцип российской государственности – отсутствовал реальный глава территории.

В период с 2005 по 2015 годы на этот титул в разной степени претендовали глава города, глава администрации и руководитель градообразующего предприятия. Причём у каждого имелись свои существенные основания.

Глава города по закону и уставу Сарова является высшим должностным лицом и обеспечивает выполнение местной властью своих полномочий. Правда рычагов ему для этого дано слишком мало, а в подчинении – лишь аппарат Городской думы.

Глава администрации фактически отвечает за жизнедеятельность города. Как раз в его руках все рычаги: бюджет, муниципальное имущество и судьбы людей, которых сегодня безжалостно называют «бюджетниками». А работодатель у него по контракту – глава города.

Руководитель градообразующего предприятия раньше назывался просто – директор объекта. Тогда вся власть на территории ЗАТО была сосредоточена в его руках. И только благодаря объекту – РФЯЦ-ВНИИЭФ – на занимаемой им территории завелось местное самоуправление со всеми его депутатами, главами и бюджетами.

В конечном итоге дискуссия завершилась в 2015 году тотальной заменой состава городской думы и назначением лояльных директору объекта глав.

Саровчане смогли поучаствовать в дискуссии лишь на правах наблюдателей. Да, формально каждый, кто захотел, отдал голос за своего кандидата в депутаты, и таким образом оказался сопричастным к дальнейшей трансформации. Но реально поучаствовать в выборах кого-либо из глав в силу закона мы не смогли. Не сможем и теперь.

Саров, в силу нахождения на его территории ядерного центра, является особенным муниципальным образованием. Поэтому подход к местному самоуправлению здесь тоже особый, и он устанавливается законом о ЗАТО.

До недавнего времени такой особенностью было наличие главы администрации, назначаемого по контракту. То есть главу города мы могли бы избирать всенародно, но он всё равно бы вошёл в состав городской думы и стал её председателем (такая модель, например, существовала в Новоуральске). Кстати, это интересный уже исторический факт: реализованная в Сарове двуглавая модель местной власти затем нашла закрепление в федеральном законе.

Практика показала ущербность «двуглавости»: она провоцировала внутривластные и межэлитные конфликты на территориях, что в свою очередь негативно сказывалось на рейтингах губернаторов. Внутриполитическим блоком кремлёвской администрации это расценивается как неспособность руководителя региона управлять им.

С определённого момента субъектам Российской Федерации предоставлена возможность законом закреплять модель, по которой может быть построена местная власть, и добавлена ещё одна её разновидность: глава муниципального образования является главой администрации, но назначается представительным органом по результатам конкурса. Теперь, например, в Нижегородской области эта модель внедряется повсеместно, за исключением Нижнего Новгорода и Сарова.

На Саров, в силу особого статуса, областной закон в этой части повлиять не смог. Но в июле текущего года соответствующие изменения внесли в закон о ЗАТО, что и потребовало внесения правок в городской устав.

Жёсткие рамки закона не оставили саровским парламентариям поля для манёвра. У нас будет один глава – глава города, он же глава администрации, которого Городская дума назначит из кандидатов, представленных конкурсной комиссией. А конкурсную комиссию, как и сейчас, назначат по одной трети – депутаты гордумы, губернатор Нижегородской области и госкорпорация «Росатом». Будет ли при этом учитываться мнение горожан и как – открытый вопрос с критически большой вероятностью отрицательного ответа.

А нового саровского «бургомистра по контракту» мы увидим после истечения полномочий действующего главы города .

 

Сергей Ермаков


Присоединяйтесь!