Дело о безумном кукольнике Москвине

Опубликовано 12.02.2015, автор .
Комментариев / просмотров: / 1311

Знакомясь с новым начальником УВД г. Сарова, корреспондент «ГС» задала вопрос Виктору Иванову: «Какое уголовное дело в своей карьере Вы считаете самым значимым?» Ответ был резонным: «За карьеру много было дел. Мемуары, наверное, надо на пенсии писать. Мы смотрим вперёд, работаем на будущее». Но один случай Виктор Иванович, всё же вспомнил. В раскрытии этого преступления он принимал непосредственное участие. Дело было резонансным, имело широкую общественную огласку. Подробности поражают своей дикостью.  Возможно, кто-то из наших читателей вспомнит его.

В конце октября 2011 года сотрудники Центра «Э» (по борьбе с экстремизмом) ГУ МВД РФ по Нижегородской области в квартире 45-летнего нижегородца, расположенной в одном из домов по проспекту Ленина (Ленинский район) обнаружили около 28 мумифицированных трупов молодых девушек. Подозреваемым оказался нижегородский краевед и публицист, внештатный корреспондент газеты «Нижегородский рабочий» Анатолий Москвин…

Анатолий Москвин, выпускник МГУ, филолог по образованию, вёл здоровый образ жизни, знал 13 языков. С раннего детства начал испытывать интерес к кладбищам. По его словам, в 1979 году Москвину пришлось стать невольным свидетелем и участником одной магической церемонии (погибшую от электрического разряда девочку родственники-сектанты «обвенчали» с оказавшемся случайно по близости пионером). С тех пор кладбища притягивали его, как магнитом. Покойная девочка стала являться ему во сне, а юный исследователь начал изучать кладбищенское устройство. Не оставила любовь к кладбищам и повзрослевшего Москвина.

Дважды в неделю в газете «Нижегородский рабочий» он публиковал материалы об истории местных кладбищ. Статьи имели большой резонанс, Москвина регулярно приглашали в разные организации выступить с лекцией о своём неординарном хобби — некрополистике. Помогал он людям и в поиске могил их родственников.

В одном из интервью Анатолий Москвин рассказал, что за два с половиной лета (с лета 2005 года) он лично осмотрел 752 кладбища, перепечатал 900 различных стихотворных эпитафий, собранных по всей области. Делясь с корреспондентом впечатлении об этой работе, «учёный» рассказывал о тяготах, сопутствовавших исследовательской деятельности. Как ему приходилось пить из грязной лужи, ночевать в подъездах, жариться на ярком солнце или мокнуть под проливным дождём. Однажды ему пришлось ночевать в гробу.

Фанатичное погружение в кладбищенскую тематику пагубно сказалось на психическом здоровье краеведа.

Формальным поводом к аресту некрополиста стали многочисленные факты осквернения мусульманских могил. Во время задержания полицейские обнаружили в двухкомнатной квартире Москвина 29 мумифицированных трупов девочек (один был найден в гараже). Вот как описывал это «Московский комсомолец»:

«В его квартире было найдено 29 мумий, одетых в полуистлевшие девичьи платьица и кофточки с юбочками. Посещение квартиры «безумного кукольника» стало жестоким испытанием для полицейских. Жуткая картина с мумифицированными поющими трупами перед телевизором до сих пор стоит перед их глазами. Особенно момент, когда оперативники отдела по борьбе с экстремизмом попытались перенести одну из мумий, а из неё, к их ужасу, неожиданно раздалась детская песенка: «Мишка очень любит мёд». Оказалось, внутри её находилась музыкальная шкатулка. После того обыска полицейские даже не могут смотреть на манекены в магазинах».

По признанию Москвина, за телами усопших на кладбище он приходил ночью. Смотрел, насколько глубоко расположено тело, потом делал подкоп, стамеской отдирал доски, выносил тело и потом сушил его с помощью соды и соли. Затем он переносил мумифицированные тела домой, объясняя родителям, с которыми жил, что тела нужны ему для эксперимента.

Москвин понимал, что совершает противозаконные действия, но причислял себя к героям-генетикам, чьи работы в своё время также были «вне закона». На вопрос, зачем он всё это делал, безумный «учёный» отвечал, что очень хотел иметь дочку, чтобы передать ей свою библиотеку и все знания, которыми обладал. Мёртвых «детей», с которыми он находил контакт, Москвин выкапывал, сушил и приносил домой.

«А дома я с ними общался. У нас был отряд, был лидер. Был антилидер, соответственно, у нас была иерархия, свой собственный язык , у нас были, соответственно, свои песни, у нас были свои праздники, у нас был свой, как говорится, внутренний мир…»         

Анатолий Москвин на суде признался, что ему было очень жаль умерших детей и в будущем он надеялся их оживить.

25 мая 2012 года, решением судьи стало освобождение нижегородского некрополиста Анатолия Москвина от уголовной ответственности. Судья назначил ему принудительное лечение в психиатрической клинике, поскольку Анатолия Москвина была выявлена параноидальная шизофрения.

При подготовке публикации были использованы материалы с сайтов: http://kriminalnn.ru, http://nnov.ec.

Анна Шиченкова


Присоединяйтесь!