Игры парторгов

Опубликовано 09.10.2014, автор .
Комментариев / просмотров: / 2330

Вам понравится, если торговая компания будет решать, что вы себе купите на обед и в какой одежде проходите осень? Вам понравится, если выбирать за вас будет кто-то другой, а вам придётся это принять, не смотря ни на что? Если не все, то большинство точно ответят «нет» и будут правы.

30 сентября горожанам вернули право выбирать местную власть. Право, которое хотели присвоить политические торговцы гражданскими правами. Стремление сосредоточить рычаги управления в одних руках, прикрытых раскрученным партийным брендом, напрочь разбилось о закономерно изменившееся отношение общества к вопросу «кого выбирать?». Мы стали внимательнее смотреть на человека, идущего во власть, нежели на политические цвета, в которые он окрашен.

В этом смысле показательны результаты выборов губернатора Нижегородской области. Все кандидаты на должность главы региона были выдвинуты политическими партиями. Избирательный бюллетень представлял широкий спектр идеологий, предлагаемых нам качестве средств развития области. Да, там не было КПРФ – традиционной участницы избирательных гонок. Но у КПРФ нет исключительного права на «всесильное, потому что верное» учение Маркса, а пустоты природа не терпит. Поэтому коммунистов на выборах губернатора представляла коммунистическая партия «Коммунисты России» в лице первого секретаря ЦК Максима Сурайкина.

С остальными партиями всё понятно. Системную оппозицию представляла «Справедливая Россия» в лице Александра Бочкарёва, несистемную – прохоровская «Гражданская платформа», выдвинувшая бизнесмена Рустама Досаева. В качестве патриотических сил заявились «Патриоты России» (Михаил Кузнецов) и созданная писателем Николаем Стариковым «Партия Великое Отечество» (Андрей Завьялов).

Оставшиеся два участника – это «Единая Россия», партия власти последних лет, и ЛДПР (то ли оппозиция, то ли не оппозиция – непонятно, но в выборах участвует и своего избирателя имеет).

Даже человеку неискушённому понятно, что весь этот политический винегрет составлен из идеологических ингредиентов на любой вкус. Но избиратели наелись и «натуральными» продуктами, и пищевыми добавками. Поэтому голоса отдали за людей, а не «магазинные» вывески за ними.

Не секрет, что популярность «Единой России» за последние годы снизилась. Для многих бренд «ЕР» ассоциируется только с негативом, и люди голосуют зачастую за кого угодно, только не за «ЕР». Но когда «Единая Россия» выдвигает кандидата, не имеющего равных, он непременно выигрывает. Благодаря достигнутым результатам, заработанному доверию избирателей или несостоятельности конкурентов – неважно. Он выигрывает. Так было в 2012-том, когда президентом стал Путин, так случилось в 2014-том, когда губернатором избрали Шанцева.

И дело здесь, повторюсь, не в «Единой России», дело в человеке. На выборах губернатора Кировской области победил, например, Никита Белых, выходец из чубайсовско-немцовского «Союза правых сил». Да, «Единая Россия» заявляла о его поддержке, но та же «Единая Россия» в прошлом году на выборах мэра Москвы помогла пройти муниципальный фильтр оппозиционному политику Алексею Навальному. В итоге Навальный не набрал и 30%, а либерал Белых стал губернатором Вятки.

И если на федеральных и региональных выборах россияне перестали смотреть на партийные значки кандидатов, то на уровне районов и городов выбирать местные думы по партийным спискам – совсем уж моветон. Ведь недаром в русском языке есть такие точные слова, как «местное сообщество». Оно местное, потому что живёт в границах одного места, а сообщество – потому что решает все вопросы места сообща. А в обществе принято друг друга знать. Поэтому выбирать в местную думу правильно людей, сообществу хорошо знакомых и зарекомендовавших себя и словом, и делом.

Партийные списки, которые местная политическая элита, пользуясь законодательным предписанием, ввела в городской Устав, резко ограничивали право горожан самим определять, кому сидеть в депутатских креслах. Состав половины городской думы в этом случае определяли бы серьёзные товарищи в строгих костюмах, и я не уверен, что они руководствовались бы при этом интересами избирателей.

Не стоит забывать, что руководство городских партийных ячеек в основной массе находится в трудовой зависимости от руководства ВНИИЭФ. Здесь все лидирующие бренды (Единая Россия, КПРФ, Справедливая Россия, Родина), за исключением ЛДПР, которую в Сарове представляет Ольга Флотская. Но и за ЛДПР идёт борьба технократичных молодых людей из подразделений института. Борьба, как это у нас принято, тихая, внутрипартийная, аппаратная, такая же, что шла за «Единую Россию», с помощью жалоб и подконтрольных кворумов. Без партийных списков эта борьба сойдет на нет, потому что в электоральном поле «мальчики в галстуках» не смогут быть равными «ястребам Жириновского».

Получается, что концентрация власти в одном центре прикрывается уже не одним партийным брендом, а букетом из вывесок на любой вкус. При внешней конкуренции и возможности выбирать, в следующей думе мы рисковали получить послушного голема из глины, поднимающего руку по щелчку властных пальцев.

В политологии такая система называется имитационной демократией. Вроде все формальные выборные процедуры соблюдаются, а на деле гражданское общество в управлении городом не участвует. Партий много, а пользы для горожан от этого нет.

Благодаря инициативе и настойчивости 18-ти саровских депутатов, имитационной демократии в Сарове не быть. Принятое городской думой 30 сентября решение однозначно закрепляет за горожанами право самим выбирать каждого из 34 депутатов. Не только выбирать, но и отвечать за них перед собой. Поэтому выбор нужно делать с открытыми глазами, тщательно взвесив все «за» и «против», понимая, что выбрав «не того» винить можно будет только себя.

Исторически примерно половину городской думы в каждом созыве представляют сотрудники ВНИИЭФ. Существует мнение, что благодаря такой пропорции выдерживается соблюдение баланса интересов города и института. Но так ли это? Я думаю, что это очередная политическая уловка.

Должны ли у города быть интересы, ущемляющие интересы института, и наоборот? Любой здравомыслящий человек скажет, что нет. Город и институт неразрывно связаны. На переднем плане обоих – интересы горожан. Горожане представляют собой и институт, и город. Они выполняют гособоронзаказ, коммерциализируют научные разработки, ремонтируют дороги и водопроводы, чинят проводку и моют подъезды.

Схема «50%-ной доли внииэфовцев в думе» безнадёжно устарела, как и партийная демократия в земских собраниях. Нужно смотреть на людей и результаты их работы. Давайте посмотрим на состояние округов муниципалов, предпринимателей и внииэфовцев и поймём: так ли важно откуда депутат пришел? Может быть важнее, кто он, как человек, с чем пришёл, что хочет сделать и что реально делает? Только тогда саровчане смогут управлять городом не на словах, а на деле.

А различные парторги пусть продолжают делать то, что у них лучше всего получается: торговать паром.

 

 

 

Сергей Ермаков


Присоединяйтесь!