ИЗДЕВАТЕЛЬСТВО

Опубликовано 07.09.2012, автор .
Комментариев / просмотров: / 4917

27 июля на встрече с журналистами заместитель директора ВНИИЭФ Геннадий Свеженцев сказал: «Политика директора и команды такова: мы не уменьшаем численность сотрудников. Сохраним 18,5 тысячи человек. Ряд непрофильных подразделений (к примеру, УМиАТ, цех электро-оборудования) оснастим и в свое время выведем из состава института. … Численность выведенных непрофильных подразделений заместим основным персоналом – учеными, конструкторами, технологами, чтобы их силами выполнять другие работы».

 

В связи с начавшимися в Институте кадровыми процессами в редакцию «Голоса Сарова» обратились возмущенные работники КБ-2. Людям, много лет проработавшим именно на основном производстве, сказали, что они больше не нужны. И предложили перевестись в обслугу. Сказали об этом в циничной, издевательской форме.

Мы беседуем с Анатолием Дмитриевичем Торжинским, старшим научным сотрудником КБ-2, и Петром Михайловичем Мещеряковым, инженером-конструктором 1 категории того же КБ. Вот, что они рассказали.

– Нас собрали у исполняющего обязанности главного конструктора. «Совещание» вела дама по фамилии Мочкаева, представительница дирекции Института. Начала она с опроса приглашенных: ознакомлены ли мы с приказом директора Института «О реструктуризации…»? Предложение объявить повестку дня она проигнорировала, продолжив опрос приглашенных.

Когда опрос закончился, она собрала наши уведомления о сокращении и проинформировала нас о том, что если мы не напишем заявления по собственному желанию, нам будут предложены имеющиеся в Институте соответствующие вакантные должности. Если мы от них откажемся, то будем уволены по статье, указанной в уведомлении. При этом мы будем исключены из числа ветеранов ВНИИЭФ, а профсоюз не выплатит нам по 10 тысяч рублей. Насчет 10 тысяч информация была, мягко говоря, неверная.

При вручении уведомлений о сокращении в июле 2012 г. руководство отделения тоже рекомендовало писать заявления по собственному желанию. По-видимому, во исполнение указаний руководства о том, что сокращений во ВНИИЭФ не будет.

Вообще, госпожа Мочкаева вела себя довольно вызывающе, всячески противопоставляя себя нам и демонстрируя принадлежность к «белой кости». Разговаривала по мобильному телефону, что строжайше запрещено на площадках. Когда ей сделали замечание, достала бумагу и со словами «У меня есть разрешение!» демонстративно помахала ею перед нами. Воспитанный человек в принципе не будет во время совещания отвлекаться на телефонные разговоры.

От такого пренебрежительного отношения к нам ждать чего-то хорошего не пришлось. На обратной стороне уведомления о сокращении нам написали предложения о трудоустройстве. Нам, старейшим работникам основного производства, было дико и больно читать это.

Вот как подбирала другую работу госпожа Мочкаева: старшему научному сотруднику и инженеру-конструктору 1 категории предложены на выбор должности ученика электромонтера и ученика слесаря-ремонтника. Остальным нашим коллегам, не решившимся на публичное выступление, сделаны не менее циничные издевательские предложения. Одному ведущему научному сотруднику, кандидату наук, предложили место ученика слесаря-сантехника! Вот так легко и непринужденно: из ученых – в ассенизаторы! И и.о. главного конструктора эти унизительные предложения покорно и молчаливо одобрил своей подписью.

Отдельно надо отметить, что присутствовавшие на совещании два начальника отделений и и.о. главного конструктора КБ-2 не проронили ни слова. Они не ответили ни на один вопрос ветеранов, не извинились за столь унижающее профессиональное и человеческое достоинство людей предложение о дальнейшем их трудоустройстве во ВНИИЭФ.

В случае с Петром Михайловичем позиция «проводящей линию Росатома» Мочкаевой вообще непонятна: у него на руках соглашение о расторжении его трудового договора с 14 февраля 2013 г. Зачем эти сложности с сокращением? Почему нельзя дать человеку спокойно доработать до уже известного дня увольнения?

Вот такой непростой, даже тяжелый рассказ ветеранов атомной отрасли. Хочется спросить у господина Свеженцева:
Геннадий Васильевич, если 27 июля Вы говорили журналистам правду, то получается, что основной персонал для Вас – это электромонтеры, слесари и сантехники?
А ученые, конструкторы и технологи – непрофильные активы?
Не стыдно?

С. Ермаков


Присоединяйтесь!