Кредо: конфликт

Опубликовано 23.05.2013, автор .
Комментариев / просмотров: / 2412

 

Два года назад, накануне дня рождения Владимира Ильича Ленина городская дума Сарова приняла решение, непростые последствия которого город и сама дума в полной мере почувствовали только недавно. Хотя первые тревожные сигналы прозвучали практически сразу же. 21 апреля 2011 года 29-тью голосами депутаты выбрали главного городского чиновника: главой Сарова стал высокопоставленный сотрудник ВНИИЭФ Алексей Голубев.

До Голубева город возглавлял Пётр Фёдорович Шульженко, сумевший объединить все здравые политические силы. Это при нём был принят и подписан эпохальный меморандум о сотрудничестве между органами местного самоуправления и ВНИИЭФ, инициатором подписания которого стал депутат гордумы Вячеслав Тихомиров. Шульженко оставил Голубеву сбалансированную систему отношений между всеми ключевыми игроками: между депутатскими группами внутри думы, между думой и администрацией, между муниципалитетом и ядерным центром, между властью и избирателями.

Шульженко смог выполнить непростую объединительную задачу, которая в первую очередь стоит перед главой города. Новый глава Алексей Голубев или справиться с такой задачей не смог, или её перед собой не видел, или задачи перед ним поставлены были другие. Но после его восхождения на должность хрупкий баланс немедленно рассыпался.

Первой «громкой» акцией стал спланированный срыв очередного заседания городской думы в июне 2011 года. Как видно из голубевских отчётов, дума проводит и без того мало заседаний, поэтому срыв очередного был преподнесён как нечто из ряда вон выходящее.

Когда работники аппарата гордумы обзванивали не явившихся на заседание депутатов, те называли разные причины: кто на работе очень занят, кто внезапно занемог, кого «мама не пускает», а кто просто не ответил на звонок. Это потом, созвав «пресс-конференцию», нам навешали на уши ещё больше лапши про то, что переставшие выполнять свои обязанности депутаты решили не пойти на заседание думы из-за каких-то «деструктивных процессов», в «управлении которыми» они «отдают себе отчёт».В общем, сорок минут взрослые люди дули щеки, пытаясь выдавить из себя важное и серьезное оправдание своего детского поступка.

В этот самый момент глава города Голубев, отвечающий за организацию работы городской думы, и вряд ли не знавший о «восстании подгузников», по словам одного из выступавших работал: «Глава города, как я понимаю, сейчас находится у себя в кабинете, работает, ведёт заседание контрольно-счётной комиссии». Понятно, что для ведения заседаний контрольно-счётной комиссии никакой глава города не нужен, для этого есть председатель комиссии. Просто не нашлось других слов, чтобы оправдать отсутствие Голубева на этой акции. Поговаривали, что его в этот момент и в городе-то не было.

Тот срыв заседания думы можно смело считать выполнением задачи раскола и без того не сильно дружного депутатского коллектива.

Срывать заседания думы, а тем более делать это часто – значит испортить репутацию главы города в глазах областного начальства. Поэтому активные действия из зала заседаний думы переместились в политсовет «Единой России». Никогда этот партийный орган не собирался так часто, как в 2011 году. Прикрываясь лозунгами партийной дисциплины, «демократическое меньшинство», контролировавшее местный политсовет, попыталось использовать его в качестве дубины.

Дубину направили на головы депутатов-членов фракции «ЕР», продолжавших заниматься рутинной депутатской работой вместо мышиной возни и змеиного клёкота вокруг администрации. При этом вся партийная активность заседаниями политсовета и ограничилась. Вряд ли стоит напоминать, что политсоветом «ЕР» руководил, да и сейчас руководит, глава города Голубев.

Раскол Сарова продолжился по вполне логичному сценарию. Впереди маячила отчётно-выборная конференция «Единой России», на которой главного саровского единоросса на 5 лет должны были выбрать делегаты конференции, а не ручной политсовет. Чтобы делегаты сделали «правильный» выбор, нужно чтобы делегаты были тоже «правильные». Для этого необходимо контролируемое большинство членов партии. А где их взять, если сегодня большинство рядовых партийцев откровенно не поддерживают ни политсовет, ни его секретаря?

Удивительно, но именно в этот момент несколько сотен работников ВНИИЭФ решили стать членами «Единой России». Благодаря такому чудесному совпадению, контролируемое большинство появилось. Дальше – дело техники. В ставшем внезапно режимным здании клуба «Прогресс» провели собрания, куда пригласили только нужных людей, отсекли инакомыслящих, поправили списки, сотворив кворум, и выбрали «правильных» делегатов. Итог – второй срок Голубева на партийном троне.

Глава города умудрился расколоть даже думский аппарат. Наряду с теми, кто уже не один год занимался организационным обеспечением работ думы, в штате стали появляться люди с непонятным кругом обязанностей и вполне понятными цифрами в расчётных листках. Это при том, что понятие «команда Голубева» вызывает только недоумение. А отсутствие команды как раз объясняет отсутствие сколько-нибудь весомых и важных для Сарова достижений. Про набившее оскомину иностранное слово на букву «к» даже вспоминать не хочется.

Выход этого номера, скорее всего, совпадет с отчётом Голубева о проделанной в 2012 году работе. Что от него можно ожидать, мы рассказали в прошлом номере в материале «Провисло». Наши предположения в основном совпали с текстом отчёта, распространённым среди депутатов. Особо циничным на фоне непрекращающихся поджогов показались слова о стабилизации криминальной обстановки. Интересной стала новость о том, что не явившись с отчётом на заседание думского комитета 15 мая, Голубев отчитывался перед активом ВНИИЭФ. Это даёт основания предполагать, что на заседание городской думы её председатель тоже не явится.

То, что мы рассказали сегодня, в официальных документах никогда не прочесть. Но это даёт возможность понять, какими методами за двухлетний срок привык работать действующий председатель думы Голубев. К улучшению качества жизни горожан эти методы никакого отношения не имеют.

 

Сергей Ермаков


Присоединяйтесь!