Найти четвёртый вариант

Опубликовано 14.03.2013, автор .
Комментариев / просмотров: / 2243

Мы продолжаем разговор с предпринимателями города Сарова. Сегодня в гостях у «ГС» отцы-основатели ЗАО Фирма «Система», генеральный директор Игорь Капустин и его заместитель Сергей Шалин.

 

Справка «ГС»

 

Название предприятия: ЗАО Фирма «Система»

Год образования: 1989

Численность предприятия: 203 сотрудника

Деятельность: разработка и производство автоматизированных световых приборов и сценической механики, комплексные услуги – от полномасштабного проектирования до сдачи объекта госкомиссии с последующим сервисным обслуживанием, а также прямые поставки импортного оборудования ведущих фирм-производителей.

 

Газета «Реальный бизнес» (информационное издание Центра поддержки предпринимательства г. Саров) в № 14 за 2013 год опубликовала данные распределения субъектов малого предпринимательства по отраслям: 

 

Строительство — 227

Обрабатывающие производства — 296

Торговля — 1272

Здравоохранение — 48

Финансовая деятельность — 38

Деятельность гостиниц, ресторанов — 37

Операции с недвижимым имуществом,  услуги, аренда — 582

Прочие (без указания ОКВЭД и не вошедшие в вышеуказанные группировки) – 783 

 

Не нужно обладать специальными знаниями, чтобы проанализировать представленные цифры. Деловые люди Сарова предпочитают заниматься оказанием услуг и торговлей. Наши сегодняшние собеседники руководят предприятием, не попадающим под определение «малый бизнес». Но имеют точный ответ на вопрос, почему молодые предприниматели не желают связываться с высокотехнологичным производством, предпочитая ему такие отрасли как торговля или  сфера услуг. 

 

Ты помнишь, как всё начиналось… 

 

– Человек обладает уникальной возможностью своей игрой создавать какие-то образы,   рассказывает Игорь Капустин, –  меня это привлекало ещё в студенческие годы. Театр – синтетическое искусство, рождающееся из гармоничного сочетания света, звука, зрительных образов (декораций) и игры актёра.  С этого интереса, пожалуй, всё и началось. По образованию я радиоэлектроник. После института основное место работы было в РФЯЦ. В свободное время с пионерами паяли светомузыкальные конструкции, придуманные и спроектированные мной. Первые «нетрудовые», как тогда говорили, доходы от продажи устройства мы получили в 1985 году.

 

Дом строителя и киносеть г. Сарова были первыми нашими заказчиками. Примерно в 1988 году, когда появилась возможность легализовать свою деятельность, мы организовали  кооператив. Это было достаточно парадоксальное время, когда Леонид Абалкин «повелел» каждому предприятию оказывать «услуги населению». Все бросились, в том числе и ВНИИЭФ исполнять спущенную сверху директиву и «спасать» страну от инфляции. Существовал план по оказанию услуг населению.

Скажем, наш сектор должен был оказать услуги населению на 2000 рублей. Мы взяли в аренду производственные площади и без труда перевыполняли  данный план. В период тотального дефицита, когда не было ничего, люди радовались любой произведённой продукции. Мы делали и продавали, оказывая те самые услуги населению на 5000 рублей.

 

Как это ни странно сейчас звучит, нас «принудительно» поддерживали. До сих пор хранится где-то документ – распоряжение администрации города «установить ставку налога на прибыль 1 %». И больше ничего. То, о чём мечтает любой начинающий производственник. Не помогайте! Постарайтесь просто не мешать, хотя бы на начальном этапе! И бизнес будет развиваться. 

 

Начало 90-х – время, когда налоговая система ещё была не сформирована. На муниципальном уровне можно было установить процентную ставку. Сейчас, естественно, подобная ситуация в принципе невозможна. 

 

 

Стабильность 

 

На моё высказывание о стабильности фирмы «Система» Игорь Капустин  возражает:

 

– С чего Вы взяли, что предприятие стабильно? Стабильность – это у нашего градообразующего предприятия. Когда ты сидишь, а тебе из бюджета средства сыплются. Предпринимательская деятельность предполагает постоянное движение, балансирование, поиск. Найти заказ, поучаствовать в аукционе, выиграть его, побороться с конкурентами, опуститься в цене, выполнить заказ, преодолевая все препятствия, возникающие на пути. Мы никогда не знаем, сколько заработаем к концу года. И так 25 лет. А Вы говорите – стабильность. 

 

 

Самая большая проблема 

 

– Самая большая проблема российского бизнеса, – утверждают предприниматели,  – глупость государства. Да, именно так. Пример – легко. В 2005 году приняли ФЗ-94 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд».  Государство, таким образом, рассчитывало обезопасить свои интересы, минимизировать издержки и, вроде бы, развивать конкуренцию.

 

Это работает, когда дело касается пшеницы или металлопроката, имеющих определённые технические характеристики. Мы занимаемся инженерными проектами, которые в принципе не имеют стандартных характеристик.  Борьба тендерным способом за эти проекты приводит к тому, что в конечном счёте люди начинают изворачиваться, хитрить.

Высокотехнологичный проект, представленный фирмой, обладающей производственными площадями, современным оборудованием и достаточно большим штатом не может стоить копейки. Поэтому зачастую торги выигрывают фирмы-однодневки, растворяющиеся в небытие после получения материального обеспечения или не имеющие возможность качественно выполнить подряд.

 

В то же время есть «приближенные» фирмы, находящие возможность, мошенничая, реализовывать дорогостоящие проекты. Мошенничества ФЗ-94 породил немало. У всех на слуху случаи, когда стандартные томографы стоимостью 30 000 000 рублей покупались в три раза дороже. Некомпетентные люди принимают глупые законы. И вся страна пытается работать по этим уродливым схемам, лицемеря, изворачиваясь и хитря. Вспоминается: «…и избави мя от лукавого». 

 

 

Налоги

 

– Семи пядей во лбу не хватит, чтобы понять изощрённо-ухищрённейшие правила российского налогообложения.  У нас, слава Богу, работают высококвалифицированные бухгалтеры, постигшие премудрости налогового кодекса. Но и то бывают досадные случаи.  За каждую, даже небольшую ошибку, приходится расплачиваться по полной. Далеко за примером ходить не надо. Два месяца назад мы подали документ на возмещение затрат на выставку. С нас государство потребовало справку об отсутствии задолженности.  Как выяснилось, по одному из налогов у фирмы оказалась задолженность в 200 рублей. Это стало причиной для отказа в государственной помощи размером в 100 тысяч рублей. Никого не интересует, что предприятие платит в бюджет до 70 миллионов рублей. 

 

Закон, что дышло… 

 

– Четыре года назад мы вдруг обнаружили, что на нашем предприятии нет юридической службы, – рассказывает Игорь Капустин. – Почти 20 лет нам хватало собственного здравомыслия и интеллекта, чтобы вести хозяйственную деятельность, платить налоги, содержать трудовой коллектив и развивать производство. Сейчас на нас одновременно работают 4 юриста в разных городах России. Связано это с несовершенством законов. Конечно, какой бы расчудесный закон не был принят, в нём невозможно предусмотреть 1000 нюансов, которые могут возникнуть в реальной жизни. Но проблема в том, что каждый юрист волен толковать закон по-своему. У судьи также широкое поле применения права.

Характерный пример: мы судились в арбитражном суде: оппонент требовал оплату за абсолютно невыполненные работы. Постановление же было вынесено не в нашу пользу – нас обязали выплатить деньги. Я доказываю – работы не сдавались, нет даже документации. Бесполезно. Такого рода судебные решения подрывают веру в основу правосудия. Поэтому приходится содержать штат юристов, а иначе свои интересы отстоять невозможно.

 

Отчёты и поборы 

 

– Государство не устаёт придумывать всевозможные способы  предпринимателя деньги. Наше предприятие связано с проектной и строительной деятельностью, а потому мы являемся членами двух саморегулируемых организаций.  А это – ежемесячные членские взносы. И вроде бы идея изначально была неплохой – коллективная ответственность за каждого члена организации, поддержка и защита строителей и проектировщиков коллегами. Потом, помимо членских, придумали ещё страховые взносы. Мы непрерывно находимся в процессе проверки. Полгода отчитываемся по проектной деятельности, полгода – по строительной. Огромное количество всевозможной бумажной документации. Заканчивается одна проверка – начинается другая.

 

Кроме того, пятый год мы отчитываемся перед статистическими органами. Каждый месяц надо подготовить данные по затратам, реализованной продукции, другим позициям. Отчитываемся перед надзорными органами чуть ли не каждый день. Они все гробят наше рабочее время. 

 

 

Дайте двух учителей и 15 медсестёр! 

 

– Есть вещи, которые нам для бизнеса не нужны, а государство требует их выполнения. Так, например, губернатором Нижегородской области издан указ, обязывающий принимать в штат на каждые 100 сотрудников трёх инвалидов. Характер работы на нашем предприятии – разъездной, таких должностей, на которых бы мог работать, скажем, слепой человек – нет. Для этого нужны простые виды деятельности. У меня, как у руководителя, отчисляющего налоги в бюджет,  возникает вопрос – а для чего я плачу эти деньги? Разве не для того, чтобы государство на них организовывало рабочие места для тех же инвалидов? Может, мне завтра предложат взять на довольствие одного милиционера, двух пограничников, трёх учителей и 15 медсестёр?  И ещё выделят 6 метров государственной границы, чтобы я её охранял? Государство должно в полной мере исполнять свою социальную роль, не перекладывая её на предпринимателей. 

 

 

Туманное будущее 

 

– Мы задумываемся, что будет здесь через десять лет, – говорит генеральный директор ОАО «Система». –  Дело в том, что глобальную роль в ближнем окружении играет РФЯЦ ВНИИЭФ. Не скажу, что для предпринимателей эта роль положительная – скорее, отрицательная. Отдел режима подолгу решает, кого пускать, а кого не пускать в город. Например, мне сейчас надо залить в цехе полы. Я нашёл фирму, удовлетворяющую моим требованиям в Нижнем Новгороде. Оформляем документы. Два месяца ждём, чтобы люди въехали в город и две недели поработали.

 

Но даже не в этом основная проблема. Градообразующее предприятие фактически подрывает весь рынок рабочей силы. Поскольку платят там хорошо, а спрос за результат «своеобразный»,  перетекание кадров от частных предпринимателей во ВНИИЭФ ощущаются очень значительное. Мы не можем доплачивать молодому работнику просто за то, что он молодой. Здесь нужно зарабатывать. И потакать иждивенческим инстинктам мы не собираемся.

 

К сожалению, сегодня сложно найти ребят, желающих работать и способных это делать. Все знают, что в Сарове дают отличное среднее образование. Однако, выпускники элитных школ практически все уезжают из Сарова и не возвращаются. Кроме того, современная система образования – тестовая. И если из трёх вариантов «специалист» ещё способен выбрать правильный, то придумать четвёртый вариант большинство уже не могут. А если нужен пятый, шестой? 

 

 

Всё и сразу 

 

– Да, всё и сразу,  – резюмирует Сергей Шалин, – молодёжь не желает работать до 40 лет и лишь потом получить возможность отвести время на что-то, кроме работы, и, например, покататься на горных лыжах. И мы это понимаем, в общем-то. Ведь жизнь должна быть полноценной в настоящем времени. Именно поэтому на нашем предприятии продвигается идея – на работу ходить  интересно! Мы стараемся создать комфортные условия труда и отдыха своим сотрудникам. У нас сложная, но интересная жизнь, которая не проходит в бессмысленном бездействии, а у сотрудников есть шанс добиться успеха вместе с нами.

 

 

 

Беседовала Анна Шиченкова

 

 

 

 


Присоединяйтесь!