Островский с Уолл-стрит

Опубликовано 13.11.2019, автор .
Комментариев / просмотров: / 139

Уже на этой неделе нас ждёт премьера в Саровском драматическом театре! Спектакль по пьесе Александра Островского «Доходное место» ставит режиссёр из Екатеринбурга Илья Ротенберг.

Запрещённая комедия

В Сарове любят классику. Уточним, в Сарове любят говорить, что желают видеть на сцене больше классических произведений. Но гораздо охотнее ходят на легкомысленные комедии. Впрочем, формально, предстоящая
премьера – комедия.
«Доходное место» – десятое по счёту драматическое произведение Александра Николаевича, написанное в 1856 году. Летом этого года Островский отправился в путешествие к истокам Волги. По дороге случилось, как сейчас бы сказали, ДТП. Лошади понесли, тарантас перевернулся. В результате дорожного происшествия писатель получил серьёзные травмы. Несколько месяцев он в буквальном смысле лежал со сложными переломами. При таких драматических обстоятельствах была написана комедия «Доходное место».
Замысел пьесы возник у автора ещё во времена службы сначала в Московском, а затем в Коммерческом суде. Туда его на должность писаря, кстати говоря, устроил отец после того, как узнал, что пылкий юноша решил бросить университет, где обучался на юриста. Суд внушал отвращение будущему драматургу. Но оказался весьма полезным в практическом смысле – Островский использовал образы знакомых судей и просителей, встреченных им в суде, в своих сатирических произведениях.
«Доходное место» было напечатано в журнале и в том же 1956 году вышло отдельным изданием. Современники по-разному отнеслись к новой пьесе Островского. «Это хаос из странных красок, блистательных начинаний, драматических идей, самых безукоризненных, и дидактических тирад… Все лица новы и замечательны по замыслу, но из них только одно (Юсов) обработано сообразно замыслу. Остальные, за исключением одного или двух самых второстепенных, будто испорчены нарочно», – писал о «Доходном месте» известный в то время литературный критик Александр Дружинин.
С настороженностью отнеслись к новой пьесе Островского и цензоры. Они просто запретили её к постановке в театрах. И лишь через 6 лет зритель увидел «Доходное место» на сценах Александринского и Малого театров.
Проклятые темы

Чем же оказалась так неугодна новая пьеса Островского цензорам? В основу сюжета «Доходного места» легли события времён правления Александра II. Местом действия становится Москва.
Островский показывает чиновничий мир, который отличается порочностью и грешностью. Александр Николаевич мастерски переплетает социальные и нравственные проблемы, вечные проклятые темы, которые, к сожалению, преследуют российское общество и по сей день.
Взяточничество и кумовство, неравный брак, бедность народа, несправедливость власти – такой мир, в котором царят пороки, отрицает главный герой «Доходного места», молодой чиновник Жадов.
Об этом персонаже и о спектакле, который предстоит увидеть нашему зрителю, мы подробно поговорили с режиссёром Ильёй Ротенбергом.

Новое лицо

Для Сарова Илья Ротенберг – человек новый. Он впервые работает с саровской труппой. Надо сказать, что молодой режиссёр уже завоевал уважение и признание в театральном сообществе страны.
В копилке Ильи Владимировича престижные награды: приз в номинации «Лучший спектакль» на Фестивале малых городов России – за спектакль «Игроки», специальный приз «Надежда» на Фестивале малых городов России за спектакль «Фронтовичка», приза «За лучшую режиссуру» на фестивале «Коляда-plays» удостоился спектакль «Как я стал…». В этом году Илья Ротенберг получил приз «За лучшую режиссуру» на фестивале «Премьеры сезона 2018-2019» – спектакль «Васса», а его «Гроза» вошла в лонг-лист «Золотой маски».
Что ж, заполучить режиссёра с такими рекомендациями – это, несомненно, удача.
– Илья Владимирович, поставить «Доходное место» – это была ваша идея или предложение театра?
– Это обоюдное решение. Театр попросил поискать что-то в классическом материале, а название предложил я.
– На афише мы видим небоскрёбы. Это немного смущает. Вы наших чиновников переселили за океан?
– В пьесе речь идёт о больших деньгах, об очень сложных и не слишком чистых махинациях. Невольно напрашивается ассоциация с Уолл-стрит, финансовым центром мира, где можно за полчаса заработать состояние, а можно прогореть. Все здесь в поисках своего «доходного места», своеобразной американской мечты. Но мы не переносим действие в Америку, это будет что-то менее конкретное, более универсальное. Главное, что перед нами история, в которой молодой человек пытается жить не так, как все – по каким-то другим принципам, по совести. Но люди постарше, которые эту систему выстраивали, держатся за неё. В итоге… (Тут мы намеренно не напишем, что же в итоге? Победит Жадов систему или проиграет ей – вы узнаете, только посмотрев спектакль. – Прим. ред.)
– У нас довольно консервативный зритель. Даже намёк на смену эпохи или места действия в классическом произведении может кого-то насторожить.
– Это напрасно, я достаточно бережен к автору. Есть очень много во всём мире пьес, написанных в разные времена. Надо признаться, честно, есть пьесы, которые касаются тебя, твоей жизни. А есть те, которые нет. Вот если нет, то лучше их не трогать, даже если это Шекспир, даже если это что-то великое. Иначе ты соврёшь, прикинешься кем-то, кем на самом деле не являешься.
– Ваш Жадов – положительный герой?
– Мы не делаем святого человека, он – живой. В чём-то он лучше других, а в чём-то – нет. Я много занимаюсь драматургией, в том числе и русской классической, и не знаю ни одной пьесы, где был бы описан идеальный человек.
– Островский своё произведение называет комедией. А в афише мы читаем – драма. Почему?
– У нас частично комедия, частично – драма. Хочется избежать назидательности, ситуации, что вы пришли в театр, а мы тут такие умные режиссёры-актёры сейчас вас научим жить, расскажем, что хорошо, а что плохо. Мы стараемся говорить легко – иногда серьёзно, иногда с юмором.
На что же в результате настраиваться зрителю?
– Не надо ни на что настраиваться – просто придите и всё. Лучше идти на спектакль без всяких ожиданий и представлений. Островский – это же куча всяческих стереотипов. Идите, забыв о них. Если вас увлечёт, то ура, значит, всё получилось!
Разговор с Ильёй Ротенбергом получился насыщенный и интересный. Но прибережём его для понимания результата совместного творчества талантливого режиссёра и не менее талантливых саровских актёров.
Мы поинтересовались, как чувствует себя Илья Владимирович в рамках закрытого города?

– Ощущается некоторое давление, здесь какой-то особый воздух, определённая атмосфера. Я бывал в закрытых городах, но так долго в ЗАТО нахожусь впервые. Есть здесь какой-то внутренний уклад, настрой. Он даже не в поведении или в поступках жителей. Он во взглядах. Порядок и то, как кто в этом порядке распределился. Такое ощущение, что всех этот порядок устраивает, и все за него держатся. Меня это немного напрягает. Слава Богу, я гость. Приехал, «напрягся», уехал. При этом у вас большое преимущество перед прочими малыми городами в социальных моментах, в том, как устроена жизнь города. Очень чисто, тихо, город строят для комфорта людей, и это чувствуется.
Благодарим Илью Владимировича за беседу. И приглашаем всех на премьеру!

Анна Шиченкова


Присоединяйтесь!