Прикройте форточки…

Опубликовано 09.05.2013, автор .
Комментариев / просмотров: / 7168

К сожалению, современный мир богат на природные катаклизмы и техногенные катастрофы. Такие слова применительно к прошлому веку для людей, живших в СССР, а затем в постперестроечной России, звучат непривычно.

Государственная пропаганда тщательно ограждала сознание советского человека от информации о глобальных чрезвычайных происшествиях на территории СССР, не забывая рассказать о несчастьях, «справедливо и закономерно» постигавших страны «загнивающего капитализма». Но и в то время происходили аварии, молчать  о которых даже советское правительство было не в силах.

26 апреля 1986 года случилась самая страшная в истории человечества ядерная катастрофа. В этот день на четвёртом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции раздался мощный взрыв.

В результате полностью разрушился атомный реактор, и в окружающую среду было выброшено большое количество радиоактивных веществ. Авария расценивается как крупнейшая в своём роде за всю историю атомной энергетики, как по количеству погибших и пострадавших от её последствий людей, так и по экономическому ущербу.

Для ликвидации последствий были мобилизованы гигантские людские ресурсы: более 600 тыс. человек боролись с последствиями аварии. Не остался в стороне от всеобщей беды и Саров – в рядах ликвидаторов насчитывалось более семисот саровчан.

Проблема ядерной и радиационной безопасности актуальна как для Сарова, так и для округи, ограниченной далеко не только окрестными деревнями.

На территории нашего города расположен крупнейший ядерный центр с основными и вспомогательными производствами. Когда пожары жаркого лета 2010 года вплотную подбирались к стенам институтских площадок, весь Саров с замиранием сердца ждал, не раздастся ли из системы оповещения призыв к эвакуации.

Тогда всё обошлось, но есть ли у нас основания быть уверенными, что мы в безопасности сегодня?

Совпадение это или нет, но практически одновременно с очередной годовщиной Чернобыльской катастрофы в Сарове проводились учебные мероприятия гражданской обороны. Свои тренинги провели ВНИИЭФ и структуры гражданской обороны муниципалитета.

Вот что сообщил сайт ядерного центра: «25 апреля ядерный центр ВНИИЭФ проводил тактико-специальные учения. В ходе учений было организовано тушение пожара в лесных кварталах, закрепленных за предприятием, и ликвидация аварийной ситуации с радиоактивным загрязнением. Подобные учения проводятся во ВНИИЭФ уже третий год. В этот раз они были наиболее масштабными, действия разворачивались на нескольких производственных площадках ядерного центра с привлечением более 500 человек. В тактико-штабных учениях приняли участие различные подразделения ВНИИЭФ, группы нештатного формирования, пожарная и войсковая части, медицинские работники».

А вот информация «Городского курьера»: «24-25 апреля в городе прошла командно-штабная тренировка руководящего состава, сил и средств городского звена территориальной подсистемы Российской системы по ЧС и гражданской обороны г. Сарова (постановление главы администрации № 1171 от 1 марта), совместная с Российским федеральным ядерным центром и, как минимум, дюжиной других служб и учреждений».

Разница в объеме информации видна невооружённым глазом. В то время, как городская газета сообщает об учениях городского звена территориальной подсистемы общероссийской системы ГО и ЧС совместно с институтом и рядом служб, официальный сайт ядерного центра рапортует о собственных учениях, тщательно вымарывая из текста информационного сообщения муниципальные структуры. Это, мягко говоря, настораживает.

Противопоставление института городу, это давно переставшее быть негласным соперничество ещё можно допустить в политической плоскости. Но его наличие в затрагивающей каждого сфере ядерной и радиационной безопасности неприемлемо. Наоборот, безопасность – та точка, в которой должны совпадать интересы всех горожан, независимо от их политических взглядов и корпоративной принадлежности.

Если верить тому, что написано в российских законах, Саров должен быть самым безопасным городом в стране. Безопасным в плане общественного порядка, экологии, радиации, в остальных аспектах. На практике происходит обратное. Общественный порядок в Сарове находится в удручающем состоянии.

Здесь не раскрываются самые громкие убийства, здесь жгут машины и редакции газет, здесь совершаются крупные мошенничества, в результате которых десятки саровчан обкрадываются на миллионы рублей. Преступность опьянела от безнаказанности, поэтому творит что хочет. Здесь становится страшно жить.

О том, что такое же безобразие творится на фронте ядерной и радиационной безопасности, не хочется даже думать. Но когда нам в последний раз давали максимально открытый и подробный отчёт о состоянии городской экосистемы? Когда проводились масштабные проверки соблюдения законодательства о ядерной и радиационной безопасности во ВНИИЭФ – основном потенциальном источнике угрозы? Сколько в Сарове точек захоронения ядерных отходов? Каково их состояние, выработали ли они свой ресурс? Когда планируется перезахоронение опасных отходов в специализированные могильники вне Сарова?

Вопросов много, для их решения требуются серьезные деньги. Но происходящие события свидетельствуют, что решение вопросов безопасности для руководства института сегодня далеко не на первом месте. Увлечение политической борьбой и мегапроектами, требующими немалых затрат на покупку и дальнейшее содержание разного рода депутатов Кузнецовых и Боровских, абсолютно никчёмных для науки и производства вооружений, может привести к серьезной экологической катастрофе. И масштаб её будет сильно превышать городской.

Насколько сегодня обеспечена наша безопасность – неизвестно. Информационная открытость этого аспекта нулевая. Огласку получают в основном только из ряда вон выходящие случаи, как, например, «кадмиевая авария», произошедшая в апреле 1997 года.

Тогда в результате аварии на производстве изотопов кадмия, организованном на мощностях ВНИИЭФ в интересах частной фирмы, было госпитализировано более 40 человек (по заключению временной комиссии Городской Думы г. Саров по расследованию аварии в подразделении 63 ВНИИЭФ), хотя пострадавшими на производстве в итоге были признаны только 2 человека.

Одним из последних инцидентов, просочившимся в публичную сферу, стал взрыв 2-х граммов нерадиоактивного вещества в феврале 2012 года. «Ведомости» со ссылкой на источник в Росатоме тогда сообщили, что «при взрыве пострадал один сотрудник института, он получил незначительные «ранения кожи».

В марте 2003 года в «Независимой газете» была опубликована статья «Странные «секреты» атомграда». Статья посвящена экологической ситуации в Сарове и замалчиванию реального положения дел. Здесь ничего не меняется десятилетиями: как скрывались инциденты, подобные, например, аварии на полониевом производстве в 1968 году, так же скрывались случаи «нового» времени: пожар на объекте, где работали с урановой стружкой, в феврале 2003 года с двумя облучёнными, был объявлен рядовым происшествием, в результате которого «выгорело 2 метра пластика».

Реакцией на эту публикацию стало интервью, которое дал газете «Новый город №» в то время заместитель начальника отделения № 5 по НИОКР, доктор технических наук, академик Международной Академии экологии и безопасности и Нью-Йоркской Академии наук, участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС Лев Федорович Беловодский. Лев Федорович тогда выразил мнение, что цель статьи в «Независимой газете» – «это желание показать свою осведомленность, опорочить Минатом, рассказав людям, что мы якобы что-то скрываем, что мы делаем что-то такое, и население об этом ничего не знает». Видимо желая показать действительную осведомлённость населения, Лев Федорович сказал: «Насколько мне известно, о радиационной обстановке в городе регулярно сообщают по радио».

Очевидно, что ситуация за 10 лет не изменилась. В условиях информационного вакуума со стороны института серьезную роль в деле обеспечения реальной безопасности людей могут сыграть активные независимые экологические организации, которые в Сарове отсутствуют. «Эффективным ядерным менеджерам» выгодно отсутствие гражданского контроля. Но пока он не появится, мы будем по-прежнему лишены конституционного права знать, что происходит с окружающей нас средой, слепо следуя рекомендациям в очередной раз «прикрыть форточки».

 

Сергей Ермаков

 


Присоединяйтесь!