Тотем неприкосновенности

Опубликовано 05.11.2012, автор .
Комментариев / просмотров: / 3696

Продолжая журналистское расследование деятельности ОАО «ВНИИЭФ-Конверсия» и Фонда развития конверсионных производств, мы обнаружили одну странность в поведении правоохранительных органов Сарова. Проводя проверки по заявлениям в отношении этих организаций и их руководителей, оперативные работники и дознаватели обходят своим вниманием ключевых фигурантов разбирательств. Складывается ощущение, что делается это сознательно. Непонятно только почему: боятся, брезгуют или выполняют чье-то распоряжение?

Мы уже рассказывали о том, как работает саровская модель конверсии. Как, получая огромные дармовые деньги американских правительственных и неправительственных организаций, чиновники от ВНИИЭФ используют их в своих интересах, разваливая эффективно работающие предприятия и перераспределяя собственность этих предприятий. Особенно наглядным примером этой «работы» называют банкротство ЗАО «Титан» – завода, долгое время успешно производившего пользовавшиеся спросом титановые изделия.

Схема уничтожения завода подробно описана нами в статьях «Обанкротились – обогатились» и «ФРКП: форма разорения коммерческих предприятий». Вкратце напомним ее.

В рамках российско-американской программы «Инициатива атомных городов» ЗАО «Титан» в качестве безвозмездной финансовой помощи выделялись существенные деньги. Например, на финансирование проекта по сертификации производственного процесса завода «Титан» по стандартам ИСО 9000 было выделено 156 000 долларов США. Комиссией по вопросам международной технической помощи при Правительстве РФ указанные средства признаны технической помощью (содействием) и в силу закона являются безвозмездной финансовой помощью, не облагаемой налогами. Это подтверждается удостоверением №1842.

В удостоверении указано, что российским получателем помощи является ЗАО «Титан», а организацией-донором – Министерство энергетики США. Однако непосредственно из Министерства энергетики США в ЗАО «Титан» эти деньги, как и другие, не попадают. Они попадают в Фонд развития конверсионных производств (ФРКП), учрежденный ОАО «ВНИИЭФ-Конверсия» (кстати, в числе учредителей ЗАО «Титан» также фигурирует ОАО «ВНИИЭФ-Конверсия», отсюда – рычаги воздействия на руководство завода и принимаемые им решения). ФРКП находится под контролем фактически одного человека – председателя правления фонда, заместителя директора РФЯЦ-ВНИИЭФ Владимира Ивановича Жигалова. Получив американские деньги просто так, «на халяву», ФРКП под зорким оком Владимира Ивановича передает их заводу «Титан» на время и в долг. Формально все чисто: деньги направлены на финансирование реального конверсионного проекта, напечатан красивый цветной буклет с отчетом, американцы побывали на заводе и сами посмотрели, как штампуются титановые детали на новых рабочих местах. Только деньги «Титан» теперь должен вернуть. И не тому, кто их реально давал. Не Министерству энергетики США. А прокладке – Фонду развития конверсионных производств. Причем в договорах займа проставлены заведомо нереальные сроки возврата. И когда эти сроки наступили, начался обратный отсчет жизни успешного титанового производства.

В 2006 году ФРКП обращается в арбитражный суд с требованием о взыскании с ЗАО «Титан» выданных займов на сумму более 27 миллионов рублей. Естественно, что благодаря идеально выстроенной схеме, суд требования ФРКП удовлетворяет. Судите сами, есть договор займа с конкретным сроком возврата долга, есть документы, подтверждающие, что ФРКП деньги «Титану» перевел. Возврат долга «Титан» не произвел, и это никто не отрицает. В таких условиях суд легко принимает решение в пользу ФРКП и выдает ему исполнительный лист.

Начинается принудительное исполнение решения суда. Денег у завода нет, иначе он возвратил бы долг. Но это уже никого не интересует. Есть более лакомый кусок – производственная база «Титана»: механический цех металлоконструкций, оборудование и другое движимое имущество действующего производства.

Здание цеха выставляется на торги. В торгах участвуют: ФРКП (!) и ЗАО «Бетонно-растворный завод» (ЗАО «БРЗ»), в котором контрольный пакет акций имеет … ФРКП (!). Победителем торгов становится ЗАО «БРЗ», купившее цех за 14 020 000 рублей при оценке в 23 512 135 рублей. Почти на 10 миллионов дешевле!

Если резюмировать все описанное, то получается, что учредитель ЗАО «Титан» – ОАО «ВНИИЭФ-Конверсия» через учрежденный ею же Фонд развития конверсионных производств приобретает через свое же предприятие ЗАО «БРЗ» по заниженной цене здание механического цеха, используя при этом даром доставшиеся американские деньги. «БРЗ», в свою очередь, продает здание ООО «Промавтоматика-Саров», в составе учредителей которого на 14 апреля 2011 г. числился все тот же Жигалов. Движимое имущество было продано некоему ООО «Экотехнология», в учредителях которого состоит известный своей близостью к Жигалову Александр Белугин. Думаю, что не удивлю вас, если скажу, что затем движимое имущество «Титана» было перепродано все тому же ООО «Промавтоматика-Саров».

Именно это указал в своем заявлении в УВД Сарова конкурсный управляющий ЗАО «Титан» Владимир Фокеев, усмотревший в происшедшем схему преднамеренного банкротства предприятия. В УВД с доводами конкурсного управляющего не согласились. Хотелось бы сказать, что их опровергли, но внимательное изучение бесчисленного количества постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела приводит к мысли, что доводы Владимира Фокеева просто … проигнорировали.

Для того, чтобы разобраться в ситуации, сотрудники полиции смогли сделать только две вещи: написать ряд запросов и опросить нескольких человек. Вряд ли квалифицированный оперативный работник, вынося постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, напишет «До настоящего времени ответы на вышеуказанные запросы не получены». Получается, что не получив всей информации, достаточной для оценки ситуации и принятия решения, должностное лицо УВД завершает проверку отказом. Причиной такого шага можно предположить только влияние на лицо, проводившее проверку. Влияние руководства УВД или влияние из вне. И здесь становится понятным одна странность, прослеживающаяся во всех отказных постановлениях: опрашивая лиц, причастных к творящемуся вокруг «Титана» беспределу, сотрудники УВД старательно обходят Жигалова.

Почти все отказные постановления написаны как под копирку. Главные слова в них: «в действиях В.И.Жигалова отсутствуют признаки состава преступления». Давая оценку действиям человека, сотрудники УВД сознательно или по ошибке не опрашивают его. Это выглядит как минимум странно. Возникает резонный вопрос: почему? Поскольку логики в этом никакой нет, объяснение может быть таким: у Владимира Ивановича есть некий тотем неприкосновенности, позволяющий ему уходить не только от ответственности, но даже и от банального общения с полицией.

Мы постараемся выяснить, что же это (или кто?) за оберег. А пока конкурсный управляющий «Титана» Владимир Фокеев стойко бьется с очередным отказным постановлением уже в судебных инстанциях, не теряя надежды на справедливость. «Голос Сарова» продолжит следить за этой неравной схваткой и информировать своих читателей о разворачивающихся событиях.

 

С. Ермаков


Присоединяйтесь!