СЕВАСТОПОЛЬ, 12 ЛЕТ СПУСТЯ…

Опубликовано 03.12.2015, автор .
Комментариев / просмотров: / 1594

(Продолжение. Начало в № 21, 22.)

ФЛОТ И БЕРЕГ

На втором месте после людей в этом славном городе – флот. Курортом тут никогда не пахло и не пахнет. Ради флота Севастополь создавали, для него он все эти два с половиной века жил, трудился и воевал, из-за флота он так необходим и теперь. Российский Черноморский флот невелик, и за минувшие 12 лет его состав изменился несильно. Тот же красавец-флагман «Москва», те же большие и малые сторожевики и «десантники», ракетоносные катера и противолодочники, танкеры-заправщики и суда размагничивания, плавучие рембазы и госпитали, геофизические корабли и разведчики…

Бывшие украинские суда (вернее, бывшие советские, доставшиеся при разделе Украине, так как за годы «незалежности» последняя на воду ничего не спускала) стоят в общем строю, отличаясь от прочих лишь бортовыми номерами «с тенью» (под НАТО, ё-моё!), а не просто белыми цифрами как на флоте РФ. Трофейных кораблей, вопреки расхожему мнению, что флота-де у хохлов никакого не было, довольно много. И боевых, и, в основном, вспомогательных. Команды на них суетятся так же, как и на остальных, но чтобы какой-то выходил в море – не видел.

А так флот действует. Ракетные и сторожевые катера каждый день снуют то из бухты, то обратно (в прошлый раз единственным увиденным на ходу был «Бора» – новейший  ударный скеговый скоростник). Полностью замершая в 2003 году авиация этим летом ежедневно напоминала о своём существовании грохотом пролетающих истребителей. И пусть сами черноморские моряки шутливо каламбурят, что ЧФ – «чи флот, чи не флот» –понятно, тут масштабы не те, как на Северном или Тихоокеанском, нет огромных подлодок, поражающих размерами гигантов, вроде «Петра Великого» или «Адмирала Кузнецова», да и особо не нужно. Небольшой, размером с речной буксир, катер, своими шестью «москитами» (помните, в «Особенностях нац. рыбалки»: «с газом, без газа») может пустить ко дну несколько фрегатов или эсминцев, а то и авианосец. А уж утопить какой-нибудь грузинский флот, состоящий из двух с половиной сторожевиков, как наши сделали в августе 2008 года – вообще не вопрос.

Гораздо запутаннее ситуация на берегу. Во времена недоброй памяти министра Сердюкова все организации, обслуживающие военных, вывели из штата Минобороны и отдали на откуп коммерсантам. Аутсорсинг это называется по-умному. То есть те же самые структуры, которые снабжали, кормили, ремонтировали корабли и гарнизоны, превратились в частные лавочки со всем набором прелестей дикого рынка. Качество самого обслуживания объектов и личного состава, может, и не ухудшилось (за этим следят достаточно серьёзно), а вот качество жизни персонала всех этих «оборон-сервисов», ну, кроме купающихся в роскоши хозяев, резко пошло вниз. Большинство социальных гарантий (отпуска, больничные, продолжительность рабочего дня и т. д.) выкинуто на помойку. Для армейских-флотских лечебниц, пансионатов, детских лагерей и прочих льгот они теперь никто и звать их никак. Зарплату за их ответственный и, часто, тяжёлый труд новоявленные хозяйчики определяют на уровне частного сектора, а она там, как я уже говорил, порядка 10 тысяч и индексировать её никто не собирается. Словом, зер швах, господа. Для множества людей, занятых обеспечением вооружённых сил, прошедшие реформы ничем хорошим не обернулись, и как это всё скажется на боеспособности частей в (не дай, Бог) час Х, неизвестно.

Что ещё спорное из произошедшего в последние годы можно отметить? Лично мне не глянулась новая форма. Чёрные рубашки флотских офицеров мало того, что вызывают сомнительные ассоциации, так к тому же и по климату знойному Югу не подходят. Старые, кремовые, были лучше. По отзывам моряков, большой вред принесло упразднение института мичманов (прапорщиков по-сухопутному). На этих людях, сотнями уволенных со службы в расцвете сил, держалась вся корабельная и береговая техническая оснастка. Подготовка вооружения и боеприпасов, настройка радиоэлектроники, эксплуатация всевозможных двигателей, систем и механизмов, которым на флоте нет числа. Плюс забота о личном составе (боцманская служба). Ну и все виды снабжения и довольствия, от топлива до сигарет, дававшие пищу бесчисленным байкам про вороватых «прапоров». Часть данных функций ушла описанным выше коммерсантам, часть легла на плечи сержантов-контрактников, но пока проверенная десятилетиями структура ликвидирована, а новая только формируется.

Но на поверхностный обывательский взгляд, гарнизон Севастополя силён и крепок. Километр проедешь – ворота со звездой, ещё километр – опять забор и флаги висят. Тут штаб, там склады, здесь локатор торчит, чуть поодаль «Ураганы» за оградой припаркованы, следом – снова станция наведения, дальше – береговая батарея. А между ними ещё какой-нибудь отстойник с линялой советской техникой, брошенной украинцами… Чувствуешь себя защищённым. А для окончательного поднятия боевого духа огромный портрет Верховного Главнокомандующего висит и каждую неделю праздники устраивают. То байкеры шоу затеют, то матросы маршируют, то детские коллективы поют и пляшут, то московские артисты – короче, разборную сцену-эстраду на площади Нахимова как собрали, так она и стоит – постоянно задействована.

Правда, за фасадом праздничным нешуточная схватка идёт за доставшееся имущество между старыми местными чиновниками да бизнесменами и вновь прибывшими из Центра. Городские власти Севастополя, к примеру, разделились на два поливающих друг дружку грязью лагеря (вам ничего не напоминает?..). Одна часть тамошней «Единой России» держит сторону председателя Думы Чалого (предпринимателя, известного активиста Крымской Весны), другие «единороссийцы» состоят в команде губернатора Меняйло, бывшего военного. Из достоинств последнего, местный люд осведомлён только о его родственных связях с министром обороны. Ни опыта хозяйственной работы, ни соответствующей высокой должности подготовки господин губернатор не имеет, что немедленно сказалось на качестве управления жизнью города.

В общем, о провинциальных дрязгах и тёрках можно говорить бесконечно, поэтому плавно перехожу к следующей теме. (Продолжение следует.)

Игорь Калашников,

архитектор, октябрь 2015 г.


Присоединяйтесь!