Ударная волна

Опубликовано 19.11.2015, автор .
Комментариев / просмотров: / 2011

Слишком много плохих новостей. Практически каждый день телевизор рассказывает мне про сотни погибших в разных местах планеты. Я слышу это и испытываю лёгкое недовольство, слегка расстраиваюсь, а потом иду варить кофе и включаю футбол. Потому что, как ни крути, но напрямую, ни трагедия над египетским небом, ни ужас в Париже меня не затронули. Я здесь. В Сарове, за колючей проволокой, под охраной. У меня всё хорошо.

Только от таких страшных событий не спрячешься за стенами. Ударная волна от них расходится на сотни, тысячи километров, задевая даже тех, кто укрылся за колючей проволокой. «Голос Сарова» разыскал троих саровчан, на чью жизнь трагедия повлияла самым непосредственным образом.

 

Наталья Рыбина:

– Мы с дочерью вылетели в Египет прямо в день трагедии – 31 октября. Сойдя с поезда на казанском вокзале, я зашла в «ВК», где увидела у всех на стенах свечки и другие выражения скорби. Тут-то меня и начало трясти. Мы ведь летели самолетом той же самой марки А321, но компании «Метроджет.

 

Чувствовалась ли всеобщая паника?

– В аэропорту «Домодедово» особой паники не было, но регулярно отменялись или задерживались рейсы. Очень многие снимали стресс в зоне «дьюти-фри», так что когда вошли в самолёт, были откровенно навеселе. Я старалась смотреть на их улыбающиеся лица и это успокаивало. Экипаж тоже держался очень грамотно, старался не подавать виду, что несколько часов назад вместе с их коллегами погиб целый самолёт.

 

А как отнеслись к трагедии Египтяне?

            – Египтяне, мягко говоря, отнеслись очень странно. Это ведь была ночь Хэллоуина, а потому они готовились, к празднику, раскрашивали лица аниматорам, наряжали помещение, включали развесёлую музыку. Это продолжалось до тех пор, пока русские туристы организовано не попросили их вспомнить о том, что наша страна потеряла 224 человека. После этого всё веселье быстренько свернули и никаких праздников не проводили.

Добираясь обратно, наверняка пережили не меньше неудобств? Что там вышла за история с полетом без багажа?

– История, конечно, интересная. 7 ноября в наш отель пришёл последний автобус с туристами, вылетевшими в Египет. Они-то и рассказали нам, что теперь обратно все полетят без багажа. Верилось с трудом. Но 8-9 ноября информация подтвердилась. Пришлось отложить покупку сувениров, манго, папайи и отказаться от многих вещей, которые так хотелось привезти из Египта. Летели только с ручной кладью. В моём случае – дамская сумка с телефонами, планшетом, документами, тёплыми вещами и африканским барабаном. Больше всего боялась, что не пустят в самолёт с барабаном. Пустили без проблем. По приезду в Саров пришлось заново закупать все вещи первой необходимости, начиная от зубных щёток, заканчивая домашними пижамами и косметикой. На сегодня информация такова, что наши чемоданы пока находятся на территории Египта и будут доставлены ближайшими рейсами МЧС. Когда – большой вопрос».

Какая была атмосфера обратного перелёта? Думалось ли о плохом? Может быть, ты вообще пересмотрела своё отношение к перелетам на самолётах?

– Несмотря на то, что я огромный жизнелюб, в моей голове переключился ещё один тумблер. Я стала всё чаще задумываться о зыбкости существования. О том, что любой прожитый момент может стать последним. Это грустно, но заставляет стремиться достичь в этой жизни чего-то большего, успеть выйти на высокий духовный уровень, оставить след в душах людей, сделать добрые дела и т.п. Что же касается самого перелёта обратно, то летала я много, но с такими разговорчивыми пилотами – первый раз. Как только мы сели в самолет, пилоты стандартно представились, ну а дальше начали поднимать нам настроение. К примеру: «Погода в Москве сейчас 0 +1 градус, идёт мелкий противный дождь, но это всё же лучше, чем погода здесь в Египте, летим домой, товарищи, УРА!» Или (во время того, как все шли по взлётно-посадочной полосе): «Посмотрите налево – вы видите самый большой самолёт (борт МЧС), который будет доставлять ваши самые большие в мире чемоданы». В итоге полёт занял более 5 часов. Мы облетели и Синай, и Украину. Стандартно такой полёт занимает 3,5 часа. Были приняты беспрецедентные меры безопасности. Пилот рассказал, что наш борт прилетел в Египет с московским топливом и в Египте не заправлялся. Багажное отделение пустое и в Египте не открывалось, экипаж не покидал судна, оно обслуживалось только русскими, ни один араб к нему не подошёл, даже еда из Москвы. Сели хорошо. Аплодировали экипажу стоя.

 

Анна Фильцина (школьница):

– Не хотелось бы больше иметь в жизни таких приключений, вся эта история очень омрачила мои осенние каникулы».

 

Полетишь ли ты снова на самолёте?

– Полечу. Самолёт – самый безопасный вид транспорта. Я люблю летать. Облака это очень красиво. У каждого своя судьба, потому летать я не боюсь.

 

Что ты сделала первым делом после возвращения домой?»

– Мы долго ждали вылета, а он всё время переносился. А вообще очень хотелось борща и гречки, так что почти сразу я попросила маму меня накормить. А ещё, войдя в квартиру, я сразу обняла свою собаку Васеньку, по которой очень скучала».

 

Юлия Синягина (менеджер туристической компании):

– На самом деле в Сарове паники на счет аварии не было, ведь была  всего одна путёвка на рейс «Когалымавиа». Сложности начались после введения запрета на полёты в Египет.

Какие сложности?

– Шестого ноября вечером подписали указ о запрете полётов в Египет, а лично я узнала о нём где-то около полуночи. Утром, придя на работу, я увидела 10 пар глаз, которые с нетерпением ожидали, что же я им скажу. По факту у нас было 7 заявок на вылет в Египет в эти дни. Почти 20 человек. А поскольку 6 ноября – выходной день, то информация на сайтах туроператоров обновляется очень медленно, люди не понимали, что им делать и шли ко мне.

Так как же в итоге поступили с теми, у кого были забронированы путевки?

– У всех туроператоров были разные условия: кто-то предлагал перебронировать на туры в Турцию (хотя там сейчас уже прохладно) без доплат. Кто-то на Кипр, но с доплатой. Кто-то предлагал выбирать любые направления, например ОАЭ. А две семьи решили заморозить свои туры до открытия Египта. Тут очень много тонкостей и объяснение всех нюансов клиентам заняло очень много времени, мало того, что вместо одного человека в выходной работало три, так мы ещё и сидели до позднего вечера, пока, наконец, не добились того, чтобы все стороны были более или менее удовлетворены.

 

А как люди реагировали на такие неудобства, каково тебе было работать с ними в такой эмоционально непростой атмосфере?

– Ощущения, конечно же, неприятные, приходилось успокаивать людей, говорить, что всё будет хорошо. Тяжелее всего было работать с семьёй из 5 человек. Я не знала, что с ними делать. У них был горящий тур из Москвы на 8 ноября. Двое взрослых и трое детей. В качестве альтернативы туроператор предложил Кипр, но там была огромная доплата. Единственное, что я могла им предложить – ждать размораживания Египта. Но у них ведь трое детей, которые уже упаковали свои маленькие чемоданчики, им невозможно объяснить, что поездка не состоится. Я видела глаза детей, насколько они хотели отдыхать, постоянно спрашивали родителей о всяких деталях. Было очень не по себе. В итоге семья приняла решение ждать открытия Египта. Туристы остались и  без денег, и без отпуска. Очень неприятно было объяснять всё это и видеть в глазах людей разочарование. Хотя особой агрессии с их стороны я не чувствовала. Они ведь понимали, что дело не во мне, что им просто не повезло, хотя может быть наоборот – повезло, что они не вылетели неделей раньше.

 

Спартак Тихонов.

 


Присоединяйтесь!